С автором этой статьи редакция познакомилась на выставке голубей в Москве. Пород голубей множество, и не раз, готовя материалы в очередной номер,  мы затруднялись распознать птицу и назвать правильно ее породу. Так произошло и с породой волжские ленточные. Порылись в литературе,  но многое расставила по местам встреча с самарским голубеводом Константином Алексеевичем Черновым. Мы попросили его рассказать о проблеме волжских ленточных и нашим читателям. Самарская Лука, о которой говорится в названии, — самая большая и известная излучина Волги, расположенная на участке Усолье – Тольятти – Самара – Сызрань.

В последние годы на городских выставках голубей в Самаре приз зрительских симпатий  неизменно достается цветногрудым голубям, порода которых обозначена как «волжские цветногрудые ленточные». Спору нет, птица эта очень эффектна как цветовым рисунком оперения, так и статью. Разведением ее занимаются многие голубеводы в нашей стране и даже за ее пределами. Часто в статьях авторы высказывают свои суждения о возникновении этой породы. Одни сомневаются в её волжском происхождении, другие просто «приклеивают» название своей местности.

Так появились курганские сороки, воронежские цветногрудые, семипалатинские шалевые, а те, у кого скромности побольше, держат этих голубей, называя их просто ленточными. Некоторые вообще приписывают им новые качества, называя турманами, а чтобы новичкам было совсем всё ясно, в скобках добавляют «кувыркающийся голубь», ссылаясь при этом на вымышленных лиц, якобы из Европейского Союза голубеводов. Все эти  авторы, вспоминая происхождение этой птицы, вспоминают сначала себя а уж потом всё, что происходило при их непосредственном участии, у кого покупали, кому продавали и т.д.

Я, уроженец города Самары (58 лет от роду) вырос с этими голубями, их держали мой отец, дед, а также многочисленные родственники и соседи моего деда. Хочу поделиться своими воспоминаниями о рассказах этих и многих других людей про цветногрудых голубей Самарской Луки.

Вспоминая своё детство, отец рассказывал нам, что голубей на нашей улице держали почти в каждом дворе. Называя фамилию хозяина дома, отец говорил: “У Клишиных были красные и жёлтые “грудые” голов 100 – 150, а у Клачковых — черные «грудые», тоже голов сто. А у Старостиных были и те, и другие, и много. И все летали. И так чуть ли не через дом, а на улице было ни много, ни мало 42 дома, они и сейчас стоят”.

В 1960 г. мы с братом завели голубей “базарных”. “Грудых” в то время даже на базаре нельзя было увидеть. Каждое воскресенье, бывая там, мы слушали разговоры взрослых, основная суть которых заключалась в словах “барыга”, “скупил”, “вывез”, “украли”.

Сейчас «грудых» голубей в Самаре осталось совсем немного. Хочется проанализировать, куда могла деться такая масса голубей. Я вспомнил все рассказы отца, переговорил со всеми старыми голубеводами и пришел к такому выводу. Первая и самая страшная волна сокращения голубей – это голод в Поволжье в 1921-1923 годах. Люди уезжали из Самары, матушка рассказывала нам, как их, троих маленьких детей увезли на пароходе в Пермский край. В это время на Волге народ умирал деревнями, что уж говорить о птице. Но голуби этой породы выжили, и вспоминая довоенные годы, старики рассказали мне, сколько у кого их было в городе. Уже не в каждом дворе, как раньше, а в районах города. Например, в Запанском “грудых” держал Григорьев М. М., а в Щипновке – два брата военных. Эти голуби летали ещё большими стаями.

Вторая волна сокращения голубей, на мой взгляд, прошла перед самой войной, когда немцев Поволжья (а их в Куйбышеве было много, и многие держали голубей) переселяли в Казахстан и Сибирь. Не думаю, что в то время люди могли весь свой скарб, всю скотину, в том числе и голубей, забрать с собой, но мы-то знаем, что и голод 1921 – 1923 г. не смог уничтожить эту породу голубей. Итак, вторая волна сокращения голубей – это переселение поволжских немцев и, конечно, сама война, когда люди в очередной раз оказались на грани выживания, а с ними и братья меньшие.

Но победили, выжили. После войны наступил просто голубиный бум, в небе —  голубиные стаи, очень много, но “грудых” уже почти не было, и они уже редко у кого летали. И тут прошла третья волна сокращения наших самарских голубей! Причина ее — воровство и “спекуляция” как говорили раньше, а на самом деле — огромный спрос на эту породу в других регионах, особенно в Узбекистане, где в те времена жилось сытнее, и люди были побогаче. Уже в наше время “грудые” стали просто живой валютой. Ворованную птицу приносили ночью, тут же получали деньги, и голуби разъезжались  по стране. Наш знакомый (назовем его дядя Вася) вывозил по несколько раз в год “грудых” и в Казахстан, и в Узбекистан, и в Сибирь. Если эти строки увидят свет, то многие старые голубеводы страны вспомнят дядю Васю из Самары (ранее Куйбышева). Он не только вывозил “грудых”, но и завозил в наш регион голубей других пород.

И ещё один пример. В семидесятые годы мой брат по служебным делам часто бывал в Сызрани и там познакомился с Александром Васильевичем Андреевым, старейшим голубеводом этого города. Он рассказывал, что в Сызрани “грудых” называли шалевыми. Вспоминал рассказы своего отца Андреева Василия (1900 года рождения), что шалевых очень много держали на мельницах и в близлежащих деревнях Рамено и Батраки. Сам А.В. Андреев держит белых голубей местной породы, очень легких на подъём, взлетают они небольшими кругами, вверху стая встаёт, и начинается, как мы сейчас называем этот стиль полёта, “песня”, то есть голуби водят хоровод. Много раз мы потом покупали у него птицу, много получали от него белых голубей в подарок. А однажды мы решили подарить ему пару красногрудых. Увидев этих голубей, пожилой человек прослезился и сказал: “У меня большой грех перед этой породой…” Потом поведал, как в 50-х годах, работая на железной дороге, корзинами вывозил цветногрудых в Ташкент.

И вот итог. В конце 60-х “грудые” в Самаре оставались лишь у двух десятков человек. С этого момента я постараюсь оперировать уже не воспоминаниями, а фактами и документами, письмами и фотографиями тех лет. Один из наших голубеводов Н.С. Николаев выставлял своих цветногрудых ленточных голубей в 1988 г. на выставке в г. Сочи. После этого он получил письмо от президента Львовского центра голубей И. Гуль, который просил прислать фото волжских цветногрудых ленточных для издания книги “Статные голуби в СССР”. Потом любитель голубей из Польши написал: “Получил из СССР из города Кургана 5 пар голубей породы курганские сороки. В каталоге Сочинской выставки эти голуби названы “Волжские красно, желто и черногрудые”. Дальше он написал, что у голубей, полученных из Кургана, глаза розовые, черные, есть птица разноглазая. Это говорит о прилитии крови местных сорок к голубям, завезённым с Волги. Н.С. Николаев и по сей день держит голубей. Он выслал своих голубей тому польскому любителю. За птицей к нему приезжали и из Чехословакии, ГДР. По рассказу Николая Семеновича, требования к “грудым” предъявлялись такие: чем меньше голубь, тем лучше. Глаза только темные, и никаких белых перьев на гузке. Лохмы на ногах небольшие – «косички» или «колокольчики». Стать птицы проверяли, положив на спину спичку.

Другой  наш голубевод Анатолий Жмуров, придя из армии в 1970 году, объездил всю область, собирая по крохам сохранившихся голубей. В конечном итоге, поехал по местам, куда в 50-е и 60-е годы уже упомянутый дядя Вася вывозил “грудых”. Голуби там были, и их уже называли волжские ленточные и волжские цветногрудые, так как они были привезены с Волги из Самары. У многих голубей появилась белая «репка» на гузке, светлые глаза, были и разноглазые. Зачастую порода получала местное название, типа «курганские сороки» или «воронежские статные цветногрудые».

И, наконец, небольшое резюме. Поскольку порода уже экспонировалась на выставках и попала в каталоги, мы (“аборигены”) согласны оставить название волжские ленточные цветногрудые.

Волжские ленточные и волжские цветногрудые – это одна порода, разница — в стати, а стать в каждом дворе своя.

В настоящее время голубеводы Самары возрождают породу волжские цветногрудые ленточные, причем требования к птице предъявляют строго по заветам отцов.

Высылаю фото голубей, самое старое, которое нашлось. Учитывая, что ещё в 1914 г. нашелся голубевод, который сделал заявку на описание стандарта сызранских вислокрылых, смею считать, что основной очаг разведения волжских ленточных цветногрудых находился в Самаре, а в других волжских городах — Саратове, Царицыне (теперь Волгоград) о них до недавних пор и не слышали.

Не берусь рассуждать, как выводили породу, я отследил её содержание в нашем городе, учитывая воспоминания своего отца (1913 года рождения), его рассказы о воспоминаниях старших родственников. Получается, охватил период примерно с конца 1890-х годов до наших дней.

В заключение хочу призвать голубеводов бережно относиться к исторически сложившимся названиям пород.

Кстати. В 2006 г. я отдыхал в санатории “Волжский утёс”, расположенном в живописном месте Жигулевских гор. В читальном зале санатория я увидел макет усадьбы графа Орлова. Сама усадьба находится в селе Усолье, недалеко от санатория. На макете усадьбы наряду с домом графа, аллеями, беседками, конюшнями была и голубятня. Известно, что история орловских рысаков началась именно в заволжских степях, в сёлах, названных в честь дочерей Орловых, Ольгино и Натальино. И только потом, поняв, что климат заволжских степей для этих лошадей очень жесткий, коневодство Орловых перевели в имения под Воронежем. Но известно, что Орловы были и большими любителями голубей. Не здесь ли колыбель породы волжских ленточных цветногрудых? На макете голуби явно сорочьего рисунка, хотя, как я узнал, люди, которые изготовляли макет, далеки от голубеводства. А может, рукой мастера водило провидение?