Выбирают лучших

Для начала разговора о племенном деле с животными любого вида, в том числе и с птицей, уместно будет привести высказывания об этом деле известного заводчика Митрофана Митрофановича Щепкина (1871-1921). Он был животноводом, как говорили, от Бога. Поскольку принципы племенной работы с любым сельскохозяйственным животным примерно одинаковы, то даже владельцам мелкой живности стоит прислушаться к советам М.М. Щепкина и его последователей. Он, например, писал: «Выбор животного по индивидуальным экстерьерным чертам рожек да ножек  есть чистейший спорт, в значительной степени игра вслепую».  Знаем, некоторые у нас так и действуют, что наносит породе только вред. А вот как поступал Шепкин. Животных желательного типа создавал не только путем подбора и отбора, но и хорошего содержания и кормления. Высоко ценил Щепкин хорошее происхождение и передачу наследственных признаков. Писал: « без знания кровей нет племенного дела». С тех пор эти слова служат девизом животноводов, занимающихся племенным делом, улучшением поголовья живности.

В истории известен такой эпизод. Крупный заводчик А.Ф. Будна недооценивал происхождение животных, предназначенных для разведения. Было бы хорошее с виду животное – вот что главное, утверждал он. Однажды этот заводчик купил в Англии хряка, отличного по формам и использовал его в стаде, не посмотрев родословную. Результаты от спаривания были плачевны и поразили заводчика. Щепкин проверил родословные маток купленного хряка и установил, что они с ним находились в тесном родстве. Это и было причиной плохих результатов.

Щепкина же, как заводчика, первоначально интересовали качества самого производителя, степень его развития, экстерьер, происхождение. В дальнейшем проверял его по качеству потомства. И если он давал потомство хорошее, определял его как ценность.

А как насчет инбридинга – родственного разведения? Всегда ли инбридинг нежелателен, как в приведенном примере? Щепкин в своем хозяйстве тоже применял инбридинг, но отдаленный, например, спаривал поколения Ш с IV и IV с IV. Это родство умеренное и отдаленное. Но для дальнейшего разведения проводил значительною выранжировку в стаде. (выводил из племенной группы) большого поголовья – до 70 % (!) по отношению к числу потомков этих спариваний. Причем, и из племенных выводил молодняк любого возраста, который не устраивал заводчика.

Еще раз скажем, какую бы живность владелец ни разводил на своем подворье, полезно что-то из практики великого животновода намотать на ус. И тогда можно ставить цель: улучшить свое стадо, сделать его более продуктивным, здоровым, стойко передающим свои хорошие качества потомкам.

Но вернемся непосредственно к гусеводству. Разводчик решил создать племенное стадо. Последуйте полезному примеру из практики опытного гусевода. Он разводит гусей холмогорской породы. Свою птицу завез из хозяйств Брянской обл. У него уже были холмогоры, вроде бы и хорошие, но, как ему казалось, мелковаты. Посоветовался с другими разводчиками, как же укрупнить гусей. Все в один голос утверждали, что в последнее время холмогоры у многие владельцев измельчали. Но не скрещивать же их с какой-то тяжелой породой?! Нет, только испортишь холмогоров. Лучше действовать путем отбора, в каждом поколении оставлять птицу ту, что покрупнее. У этого гусевода птица была разной крови, не из одного хозяйства, значит, можно было отбирать потомков покрупнее и тем улучшать стадо. Так он и стал делать. В результате у него трехлетний холмогорский гусак уже весил 9 кг, хотя гусыни оставались еще мелковатыми.

У холмогоров тяжеловесность, видимо, заложена в генах, потому-то так легко и подействовал отбор. Приведем еще пример из практики другого разводчика. Как-то он приехал в село, где разводили холмогоров. Понравился ему один гусак в табунке, который пасся на лугу. Серый огромный, с басовитым голосом. Нравилось в нем все, что случается редко. И гусыни были ему под стать. Через какое-то время узнал, что того гусака продали вместе с гусынями. Но другого гусака из того же семейства разводчик все же купил. Привез домой, взвесил – более 8 кг. На следующий год к зиме гусак весил уже 13 кг с гаком. А все отличное содержание, кормление.

У иных гусеводов насчет веса птицы другое мнение.  Они считают, что чем больше гуси, тем хуже у них вывод потомства. А насчет общего измельчения птицы мнение такое – пора приливать свежую кровь. Разводчик, любтель крупных холмогоров,  считал, что такие  гуси красивее, величественнее, глядишь – не наглядишься. При отборе этих холмогоров этот гусевод учитывал и шишку, не обходил вниманием форму головы, смотрел, длинна ли шея, не горбатая ли спина, достаточна ли складка на животе. Хвост должен быть чуть приподнят. Племенные группы он составлял не только по «разности крови», но и по окраске оперения – серые к серым, белые – к белым. Летом эти группы жили каждая в своем вольере у пруда, который вырыт на участке гусевода. Надо выпустить птицу на пруд – просто дверцу открывал, и гуси выходили прямо к воде. Потом другой семье давал побыть на пруду. Это в племенной сезон. А когда он закончиться, гуси плавают на пруду все вместе.

При отборе на племя опытные разводчики считают нужным обращать внимание и на число перьев в хвосте гусыни. Оно должно быть четным: 16, 18 или 20, Гусак чтобы был тяжелее самки на 1-1,5 кг. Смотрят также есть ли у него на крыле два маленьких перышка. Любители называют их «ножницами». И если их нет, гусака на племя не берут, потому что это самец-однолюб. Если в хозяйстве оставлены две-три гусыни, подружкой у него станет лишь одна из них, остальные будут нести неоплодотворенные яйца. Кроме того, по мнению некоторых потомственных гусеводов, на языке у хорошего племенного гусака должна быть заметна мелкая сыпь.

В наше время эти приметы могут показаться смешными, но все же интересно бы к ним присматриваться. Так отбирали птицу деды-прадеды, а они знали толк в гусях.

Впервые в жизни некая хозяйка завела гусей. Купила двух гусынь и гусака. К весне одна из гусынь пала.  В эту пору купить другую гусыню для насиживания было непросто – все, у кого были гуси, оставили их только для себя на развод. И все-таки хозяйке удалось купить гусыню, но мелковатую. В новом для себя дворе малышка ходила сама по себе, гусак с ней общаться не желал. Но она все же стала откладывать яйца и села их насиживать. То же сделала и гусыня, оставшаяся с гусаком. Подходило время вывода гусят. У новенькой был нулевой результат, ведь гусак так и не общался с ней. Все яйца, естественно, оказались болтунами.

Кто-то из соседей посочувствовал хозяйке и дал ей взаймы гусыню и два яйца, чтобы у нее появилось побольше гусят. Все вроде бы складывалось неплохо, но однажды утром женщина нашла соседкину гусыню мертвой, хотя накануне была здоровой. Яйца, на которых она сидела, оказались с зародышами, и хозяйка подложила их под свою гусыньку-малышку, иначе бы они пропали. Закончился вывод, пару гусят хозяйка забрала домой. Спустя несколько подпустила их к гусыньке-малышке, но она их не принячла. Выводок из пары гусят – к ней, а та от них. Гусак ходил вслед за лже-мамашей, что-то «говорил» потихоньку (может, учил уму-разуму), но та все равно убегала. Гусак смотрел, смотрел на это дело и, видно, решил сам обогревать гусят, а то ведь погибнут. Сердобольным  он оказался. Но тоже случился конфуз. Подошел гусак к гусятам, а они – бегом от него. Подходил несколько раз – бежали прочь. Наконец гусака хозяйка прижала к земле и по одному гусенку подсаживала под его крылья. Так и приучила.  Гусак всех вырастил. Когда водил, маленькая гусыня рядом ходила. А потом она вдруг пропала.  На берегу речки было полным-полно гусей, но малышки там не было видно. Три дня ходила туда хозяйка, наконец ей подсказали: «Видишь, большой выводок маленьких гусят, с ними гусак и три гусыни, а следом в полутора метрах уже три дня плавает гусочка, наверное, твоя».

Через неделю хозяйка увидела, что около ее гусыньки плавали два гусенка, а еще через неделю – уже пять. Гусак время от времени подплывал к ним, потом возвращался к своему стаду. К осени семейство гусака гуляло по берегу, а гуска со своими подросшими гусятами-приемышами ходила вроде бы в стаде, но поодаль. Это и была пропавшая чудачка. Раз она в конце концов оказалась такой любящей мамашей, что пестовала даже чужих детей, надо ее держать и дальше, решила хозяйка.

Вот так-то…  Не простые отношения бывают в гусином сообществе. Все это опытные гусеводы не оставляют без внимания  в племенном разведении.

Наблюдения за поведением гусаков в специальных опытах показали, что при хороших условиях половую активность самцы могут сохранять в течнеие всего основного племенного сезона (февраль-июнь). Если гусак в начале сезона неактивен, то стоит приглядеться к нему повнимательнее. Может, его выбраковать из стада? Способных же к размножению самцов стоит держать долгие годы. Дело в том, что оплодотворяющая способность гусаков, их половая активность повышается с возрастом. В племенной сезон вырабатывание спермы у низ начинается обычно на одну-две недели позже, чем яйцекладка у нусынь. Поэтому для синхронизации этих процессов в течение предшествующих 6-7 дней, считают ученые, нужно увеличить длительность освещения птичника с 7 до 14 ч в сутки.

У гусынь с возрастом яйценоскость, как и половая активность гусаков, не уменьшается, а увеличивается на 20-30 % ежегодно. У некоторых пород повышение яйцекладки отмечается до пятилетнего возраста.

В стаде иногда замечают гусака-отшельника. Таким он становится не из-за разлуки с дамой сердца. Возможно, у него неправильно развит половой орган.  Изъян не всегда виден даже опытному глазу. Гусачку уже год исполнился, а половой член у него не становится действующим. При спаривании с самкой он не разворачивается до полной величины. При ближайшем рассмотрении можно увидеть, что кончик его прирос к стенке  клоаки, и в результате образовалась петелька. Ясно, что такой гусак , может,  спаривается с гусынями, выбравшими его в партнеры, но оплодотворения не происходит. Такой гусак становится отшельником. Исправить дефект под силу только хирургу.

На одного гусака самое лучшее оставлять одну гусыню любимую и еще одну, к которой у него хотя и привязанности нет, но по крайней мере не проявляется неприязнь. Впрочем, общению гусака с этой второй подругой может помешать первая – из ревности.

Какой же хозяину найти выход в этом случае? Первая подруга начинает обустраивать гнездо, нести яйца, поглощена хлопотами, и этим хозяину надо воспользоваться. Хотя гусак и не отходит от любимой, все же нужно постараться отвлечь его и заманить во двор, на улицу, на свидание с «бесплатным приложением». И лучше, если эта пара уйдет на воду, где гуси больше предпочитают спариваться. Их в это время ничто не должно отвлекать, тем более пугать (кошки, собаки). Да и хозяевам не обязательно глазеть на любовные утехи гусей, лучше пойти к первой и посыпать ей зерна, подложить в гнездо чистой мягкой    подстилки. Таким образом первая подруга может и не узнать об измене своего гусака, а у второй будет шанс нести оплодотворенные яйца и насиживать их.

В науке подбора пар птицы тонкостей немало. Еще пример. В хозяйстве два гусака и две гусыни. Вся компания хорошо ладила друг с другом, потому что были приучены жить вместе. И вдруг такое слаженное стадо разлучают. Хозяева, не задумываясь о последствиях, травмировали птиц. А это значило, что весной может не быть гусят, гусыни без своих возлюбленных не станут подпускать к себе других самцов, а гусаки с чужими «дамами» даже знакомиться не пожелают.

Важно не ошибиться в подборе пар и на зиму. Подбор проводят осенью. По признанию опытных практиков, они действуют вот как. Если на племя оставляют пять-шесть гусынь, то к ним подбирают двух гусаков и впридачу третьего – молодого.

Для большого стада опытные разводчики применяют другой вариант: на дюжину основных гусынь и трех резервных оставляют троих двухлетних гусаков (из своего стада) и одного-двух резервных из молодых. Гусынь держат до 10 лет, а лучших наседок даже дольше, гусаков – пять-шесть лет. Для улучшения стада иные хозяева гусаков не покупают  со стороны, а наоборот, приобретают гусынь из других хозяйств. Гусаков же всегда оставляют своих.

На вопрос гусеводов-новичков как часто в племенном стаде можно менять гусаков, разводчики отвечают неоднозначно. Каждый исходит из своего опыта. Есть мнение, что менять надо чаще во избежание родственного разведения. Говорят, что от гусаков в возрасте шести-семи лет молодняк мельчает. Если такого производителя жалко выводить из стада, то подпускают к старшим гусыням молодых гусачков и, наоборот, самца в солидном возрасте определяют к гусыням помоложе.

Следует насторожиться и вот в чем. О хозяйственных качествах  молодых гусынь нельзя судить по одному году. Если какая-то из них ничего не вывела (что с молодыми часто случается), это еще ничего не значит. Необходимо подержать еще год.

На роль производителя знающие гусеводы отбирают предварительно из двухмесячного молодняка, но окончательно этот вопрос решают в ноябре. Пол молодняка определяют на глазок. Иные хозяева могут различать самцов и самок по голосу. У первых он сиплый, отрывистый, трубный, а у вторых – протяжный, звонкий, скорее крикливый.

Породным гусеводством заниматься, конечно, интереснее и выгоднее в материальном отношении, чем простой птицей. Можно дороже реализовывать молодняк и еще получать мясо. Большинство желающих заняться гусями ценных пород испытывают трудности с приобретением такого поголовья. Разводчиков-любителей этих пород того уровня, что были прежде, становится меньше, и это вызывает большое сожаление. Стали теряться навыки разведения гусей отечественных пород. А ведь в их создании принимали участие и простые крестьяне, и сельская интеллигенция. Опыт этих народных селекционеров передавался из поколения в поколение, наши же современники связь с их опытом обрывают. Проходило не одно поколение людей в определенной местности, пока сформируется порода. Забывать об этом, значит, не уважать труд предков. Разумеется, хороши и современные промышленные породы, но старинные лучше приспособлены к условиям той территории, где формировались и совершенствовались. Они устойчивее к заболеваниям. И уже приходится считать эти породы антиквариатом, потому что они редкие, хотя бы до тех пор, пока, даст Бог, мы не спохватимся и не спасем эти реликвии от уничтожения.