В начале июня исполняется  25 лет, как появились у нас обученные специально эксперты, которые могут на выставках оценивать птицу. 25 лет на выставках судит породную птицу Александр Никишин – старейший эксперт в России. Я часто с удовольствием беседую с ним,  и решила предложить нашим читателям такую  «Беседу с экспертом». Редакция надеется, что среди них  много тех, кто всерьез занимается разведением породной птицы, и им будет интересно.

С чего началось?

А.В. С учебы, конечно.  В областном обществе птицеводов предложили Б.С. Антонычеву  (как его правильно назвать?) организовать учебу экспертов, чтоб  оценивать птицу на выставках. И вот первая группа начала занятия. Учились мы полгода. Была, как положено, и практика. Ветераны устраивали нам стажировку, на выставках, строго  наблюдая , как мы судим птицу.  А потом был серьезный экзамен. В солидную комиссию вошли не только старейшие птицеводы, пригласили и специалистов из птицепрома.  Сдали экзамен не все. Но тех, кто получил удостоверение, сразу «взяли в работу»,  Без нас не обходилась ни одна выставка.

Всероссийское Общество любителей птицеводства вошло в состав Европейского Союза любителей птицы. Что после этого изменилось у нас??

В 2003 г. я стал главным судьей. Мы тогда сразу перешли на европейскую (стобалльную) систему оценки.  Раньше-то у нас по 5-тибалльной судили. Конечно, когда в распоряжении 100 баллов, удобнее показать различия между похожими особями.

Потом учредили звание Мастера породы.  Его присуждают, когда  разводчик несколько лет подряд  демонстрирует на выставке по несколько птиц, которые получают высшую оценку. Это  говорит о том, что птицевод грамотный и отлично работает. Ведь однажды получить высший балл – это еще ничего не значит.  Отличный экземпляр может «выпрыгнуть» случайно (такая комбинация генов сложилась). Или приобрел яйцо инкубационное, а из него вылупился такой чемпион. Так у нас было однажды на выставке. Разводчик был очень горд, но на этом его чемпионство закончилось. Он не знал, как использовать дальше своего чемпиона.  Первым Мастером породы стал у нас Тимур Ишков, известный разводчик брамы.  Но… Больше никому не удалось пока.

Вы были знакомы со многими старыми, известными в любительском деле птицеводами.  Расскажите, что дало вам это знакомство.

Я очень благодарен ветеранам, что многому научился у них. А самое главное, видел, как они увлечены своим любимым делом.  Сам  все больше увлекался, наблюдал за птицей.  Какое удовольствие было только внимательно слушать их споры, чувствовать  «родственные души» стариков-ветеранов!  Помните наш Московский птичий рынок в Калитниках? Туда специально приезжали они, чтоб поговорить о любимой породе. Они собирались группами и спорили до хрипоты,  нет, не о том, кто сколько и почем продал, а у кого лучше птица и почему. Для ветеранов главным были не деньги, а то, что они считаются знатоками, что птица у них хорошая, что соответствует данной породе. Они добивались., чтоб у птицы их стада все соответствовало стандарту, чтоб и гребешок такой же, и хвост, и глаз….  Потом позднее на рынках таких споров я уже не видел. Грустно. ..

У каждого было свое, как сейчас говорят, «ноу хау». Его часто держали в секрете. Да и птицу лучшую до выставки не показывали. Этакая интрига сохранялась. Зато на выставке … Сюрприз!  И соперники поражены. Или наоборот, в зависимости от того, как разводчик поработал, ну, и от везения, конечно.

Но продавать же тоже надо. Хоть на корм птице денег набрать.

Никто не говорит, что продавать не надо. Обязательно надо. Как же иначе? Живности породной надо обеспечить достойное содержание, кормежку.   Но на первом плане должно быть –получение лучшего экземпляра, а продадим излишки.

Для формирования хорошего стада надо сначала вывести много породного молодняка и дорастить его до возраста, когда можно оценить.  Потом отобрать лучших особей, а уж излишки можно продать.

Увы, часто продают все, решив, что потом еще купят. Так дело не пойдет. Только серьезно работая, изучая птицу в своем хозяйстве, можно надеяться, что породы не потеряются, а птица станет лучше, чем у прежних хозяев.

Поделитесь, как вы работаете со своим стадом.

У меня хорошая птица живет долго. И молодняка я вывожу много. А самое главное, изучаю каждую птицу племенного ядра, проверяя, что она передает потомству. От одного петуха, скажем, передается окраска оперения, от другого – хорошая голова.  Если просят петуха, спрашиваю, зачем он нужен.  В ответ – удивление. А как же? Дело хочется иметь с серьезными разводчиками. Если тот изучает свою птицу, то знает, что ему конкретно нужно. Если голову сделать правильной, то я могу посоветовать одного, если окраску (если только ее можно поправить), то – другого.  Кроме того у серьезного птицевода и я потом смогу что-то попросить, когда мне потребуется помощь.

Многие любят «творить». Часто торгуют «нововыведенными» породами, которых на самом деле не существует (ливенскими ситцевыми, например) или птицей, которую назвать можно только популяцией, а совсем не породой  (многостаральные павловские). Иногда просто скрещивают что хотят и с чем хотят и довольны, что «прикольно» получилось. А что хорошего, если так просто загубили, например, правильную окраску орловских? Наверное, жалко, что вашу птицу так бездарно используют?

Да, конечно.  Я ведь этому «приколисту» объяснял, как работать с моей птицей. И тот согласно кивал, а сам, выходит,  планировал таким дурацким «творчеством» заниматься. Однажды предлагал другому птицеводу, считающему себя серьезным разводчиком, гнездо орловских. Предупредил, что будет разводить так, как я ему скажу.  Тот подумал и… не согласился.

Конечно, жаль, когда  птица попадает в руки бездумных разводчиков. Вот к примеру, у орловских было много окрасок……  У нас в основном любят ситцевых. Ну, белые еще есть и еще одна-две… Мне хотелось бы получить все разнообразие.  Но как это в одном хозяйстве?  Стараюсь, но…. А если бы товарищи по увлечению тоже ответственно занялись другими окрасками, мы бы вместе смогли восстановить все.

Теперь несложно все привезти из-за границы.

Привезти-то, может, и несложно, но ведь птичку  потом тоже придется долго изучать.  Потому что никто и за границей не продаст лучший экземпляр,  да и неизвестно, какие гены в этой птице спрятаны. Иностранный разводчик этого не расскажет, да наш и не спросит, к тому же часто покупают не в хозяйстве, а на рынке. Случается, привезя  птицу домой и введя ее в стадо, разводчик получает даже обратный результат, и несколько лет не может «отмыться» от такого иностранного влияния.

Вопросы эксперту задавала Ирина Горбунова

На снимке, предоставленным А. Никишиным, очередная встреча экспертов в Европе.