Целый сборник рассказов о своей живности прислала нам наблюдательная хозяйка Надежда Шибакина. Ее семья живет в Тверской области, а приехали сюда с Урала. Итак, знакомьтесь с нашим новым автором.

 

Наши корова и телка, привезенные с Урала, слыхом не слыхали, что в центральной России водятся такие громадные светло-зеленые оводы. Хотя там, на Урале,  мошкары и крупных оводов в июне бывает столько, что сено мне приходилось косить так. Я  закутывалась в платок по самые глаза, делала взмах косой с закрытыми глазами, потом открывала один глаз, намечала место и снова взмахивала косой с закрытыми глазами. Мошкара налетала на лицо, как сильный дождь с градом. И все же таких здоровых и красивых, страшно кусачих, с огромными глазами…

В первый год мы промучились, закрывая скот днем в стойло. Недобирали много молока. В этот год моя дочь Юлька сказала: «Да что мы мучаемся, давай их в ночь выводить».

И вот утро начиналось у нас в 9-10 часов, когда корова подаст голос.  -Му-му-у-у-у-у,-низко летело с поля. Я и мой муж Женя мигом собирались и шли за парнокопытными. Раз корова закричала, значит, появились первые оводы. Корова и телка летели к дому на всех парах, тормозили у ванн с водой и, отдышавшись, надувались водой. Уже в это время вся морда бывала облеплена оводами. Обыкновенными, небольшими. Мой муж обтирал им морды и спешно заводил в сарай.   Я шла доить корову, это был самый полновесный удой,  и буренка, выполнив свою миссию по отдаче молока, сопела, чесала морду об косяк и ложилась. Ее окно было снаружи затянуто черной бумагой. В стойле темно и не жарко. И телка, и корова почти весь день спали. Мне приходилось, прежде, чем дать им дневную порцию травы, тихонько к ним заглядывать, и если животные лежали, я старалась их не беспокоить. Но уже часам к пяти корова вставала, и ее голос говорил, что неплохо было бы и покушать. Часов в семь вечера мы снова ее доили, хотя молока было меньше, она выпивала ведро пойла, потом доливала в свой живот воды из ванны и мы разводили своих подопечных по местам. Старались или в огород, который рядом с домом, или в поле, где нет дорог. И Ева, и Дочка очень полюбили ночную пастьбу. Это был кайф. Мух нет, оводов нет, комаров почти нет, лежи сколько хочешь, или пасись вволю, даже хвост без работы оставался. Прохладно, спокойно.

И так до утра. Продолжался такой график почти до конца августа, пока не исчезла значительная часть оводов. И как мы раньше до такого не додумались?

«Дворовая живность и усадьба»